Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Кое-что из истории Грузии
 
НОДАР ЛОМОУРИ
(сокращенный вариант)

Предки грузин проживали на территории Закавказья уже по крайней мере с эпохи неолита, с VI-V тысячелетия до н.э. и занимали основную часть тех земель, на которых в дальнейшем происходило формирование грузинской нации. Это была обшекартвельская или пракартвельская группа племен. В ту отдаленную эпоху на Кавказе рядом с пракартвельскими племенами проживали и предки других кавказских народов: на западе Северного Кавказа предки абхазо-адыгской группы племен, т.е. праабхазо-адыгское племенное единство, а на востоке Северного Кавказа - пранахско-дагестанские племена, т.е. предки современных лезгино-дагестанских народов. По мнению ряда ученых, эти три группы восходят к единому корню, к т.н. пракавказскому этническому единству.
Общекартвельское или прагрузинское этническое единство занимало первоначально сравнительно ограниченную территорию в центральной части Закавказья, однако в дальнейшем, в результате естественного размножения, оно стало селиться более широко; отдельные группы его племен оказались в новых географо-климатичсских условиях, им пришлось заняться новыми хозяйственными отраслями, контактировать с новыми племенами. Все это оказало влияние на язык, образ жизни, культуру. В результате этих процессов к началу II тысячелетия до н.э. общекартвельскoe этническое единство распалось на три основные ветви картвельских племен - на сванскую, мегрело-чанскую и картлскую (восточно-грузинскую); соответственно сложилось и три картвельских языка - сванский, мегрельский и картлский.
Сванские племена окончательно обосновались в горах Западного Кавказа и частично на территории позднейшей Абхазии; мегрело-чанские племена заняли всю территорию Западной Грузии и юго-восточное побережье Черного моря, картлские же племена обитали в восточной и Юго-западной областях исторической Грузии. Не исключено, что уже в то далекое время на части территории позднейшей Абхазии обитали и отдельные группы абхазо-адыгских племен.
В географическом отношении Грузия делится на две основные части - на Западную и Восточную, отличающиеся друг от друга и рельефом, и климатическими условиями, и почвой, и растительным миром, a также и родом хозяйственной деятельности. В силу этих и ряда других причин на территории исторической Грузии во II тысячелетии до н.э. сложилось две разновидности культуры: западногрузинская или колхская и восточногрузинская или иберийская. Формирование двух таких обширных кругов однородной культуры явилось отражением группировки гpузинских племен также в два крупных племенных объединения - западногрузинское (мегрело-чанские и сванские племена), и восточногрузинское (картлские племена), что послужило основой для возникновения в дальнейшем двух грузинских государственных образований: Колхидского царства в Западной Грузии и Картлийского или Иберийского царства в Восточной. Вместе с тем надо помнить, что как картвельские языки, так и западногрузинская и восточно-грузинская культуры имели единую основу, общие корни и она, эта основа никогда не терялась, несмотря на политическое и экономическое обособление Западной и Восточной Грузии.
В течении 11 тысячелетия до н.э. грузинские племена стали объединяться в более обширные и прочные союзы, стоявшие на пороге государственности. Некоторые специалисты считают, что такие объединения на южной периферии расселения грузинских племен уже в начале I тысячелетия до н.э. формируются в древнейшие государственные образования. Это упоминаемые в урартских надписях страны - Диаухи и Колха. Полагают, что последняя фигурировала в ранних версиях мифа об Аргонавтах. Однако южногрузинские раннегосударственные образования продержались недолго и в VIII в. до н.э. прекратили свое существование в результате войн, которые они вели друг с другом и с Урартским царством, а также нашествий кочевых племен. Политические центры грузинских племен постепенно перемещаются на север, и к середине I тысячелетия до н.э.. примерно в VI в., окончательно формируется государство западногрузинских (мегрело-чанских) племен - Колхидское царство, протянувшееся вдоль восточною побережья Черного моря от района современных Гагра - Пицунда вплоть до сектора устья р. Чорохи. Именно сюда и переместилась арена действия аргонавтов из известного сказания, в литературных версиях которого страной Золотого руна является уже страна, расположенная в долине р. Риони или древнего Фазиса. С VI в. Колхидское царство чеканит собственную серебряную монету, т.н. 'Колхидку", возникают местные городские центры, в первую очередь, столица царства Кутаиси - а также г. Сурий (нын. г.Вани) и др.
Согласно более поздним греческим источникам, в это же время на побережье Колхиды возникают греческие колонии, каковыми являлись г. Фазис, возле устья одноименной реки (близ нын. Поти), г. Гюеннос (нын. г. Очамчире) и г. Диоскурия (близ г. Сухуми). Однако, как показали последние исследования, города эти возникли как местные городские центры и лишь позже, во второй половине V в. до н.э. в них или рядом с ними стали селиться греческие купцы, основывавшие здесь свои торговые фактории. Таким образом, названные города являлись не греческими городами-колониями, как, скажем, Херсонес и Пантикапея в Крыму, местными городскими центрами. Соответственно подвергся пересмотру и вопрос о степени греческого культурного влияния на Колхиду: как выясняется, влияние это вплоть до конца IV в. до н.э. было весьма незначительным, оно усиливается лишь в эпоху эллинизма /эпоха, начавшаяся воцарением Александра Македонского/, охватывая различные области культурной жизни страны. Однако и в этом случае не может быть и речи об эллинизации Колхиды.
Что касается Восточной Грузии, то здесь процесс формирования еденного государства протекал медленнее. Небольшие государственные образования возникают уже в V в. до н.э., однако их объединение завершается лишь к концу IV - началу III вв. до н.э. Создателем единого восточно-грузинского государства древняя историческая традиция считает царя Фарнаваза. Это было царство Картли или по греко-римским источникам, Иберия /этимология не вполне ясна: возможно восходит к древенперсидскому 'врк" откуда греки образовали путем включения гласных 'Иберес" - и-вр-к-ив-е-р-ес-иберес/.
Восточная Грузия в античную эпоху являлась развитой в хозяйственном отношении страной, где и сельское хозяйство, и ремесленное производство было доведено до высокого уровня. Центрами ремесленного производства являлись города, возникшие еще в V-IV вв. до н.э., но особого расцвета достигшие в эллинистическую эпоху. Расцвет этот был стимулирован тем, что через них проходила транскавказская водная торговая магистраль Риони-Мтквари /Кюрос у греко-римских авторов - Кура/, называющая, согласно греческим источникам, Черное морс с Каспийским и далее со Средней Азией и Индией. Этими городами были Фазис, Сурий, Шорапани в Колхиде и Урбниси, Уплисцихе, Каспи, Гори - в Иберии, Наиболее значительным центром являлась столица Картлийского царства г. Мцхета, со своей главной цитаделью - Армазской крепостью (Армазцихе) и укрепленными кварталами Саркинети и Цицамури.
С конца II в. до н.э. грузинские государственные образования оказались втянуты в сложные политические перипетии Ближнего Востока, связанные с постепенным усилением в Азии римского политического влияния. Как известно, римлянам противостояло здесь Понтийское царство, особенно усилившееся к концу II в. при царе Митридате VI Евпаторе (120-63 гг, до н.э.), к которому присоединился затем и царь Великой Армении Тигран II (95-56 гг.). Грузинские государства вынуждены были действовать в интересах своих могущественных соседей.
В самом конце II в. Колхида была подчинена Митридатом VI и стала одной из провинций его державы.
В 60"х годах I в. до н.э. закавказские страны подверглись вторжению римских легионов во главе с Гнеем Помпеем, нанесших поражение Митридату VI и упразднивших Понтийское царство. Признала верховенство римлян и Великая Армения, превратившаяся после римских походов в небольшое, ограниченное лишь армянскими землями царство. Царь Иберии вынужден был признать себя 'другом и союзником римского народа", т.е. фактически вассалом Рима, а Колхида покорилась Риму, и эта ее зависимость от него, в разное время носившая различный характер, продолжалась несколько веков. Разгром могущественных соседей Иберии и постоянное острое соперничество между Римом и Парфянским царством /Парфянское царство возникло в середине III в. до н.э. к юго-востоку от Каспийского моря и постепенно захватило Иранское нагорье/, умело использовалось правящими ее кругами и благотворно отразилось на политическом положении страны. От постепенно усиливается, расширяет свои границы и проводит все более самостоятельную внешнюю политику; цари Иберии все меньше считаются с Римом и нередко осуществляют акции, несовместимые с его интересами, а иногда даже враждебные им. Такое независимое положение особенно характерно для Иберийского царства в 30-60-х годах II в. н.э., при царе Фарсмане II, который полностью игнорировал римского императора Адриана (117-138), осуществил ряд враждебных Риму акций. При Антонине Пие (138-161), сменившем Адриана на престоле, Фарсман II был удостоен необычайно торжественного приема в Риме, красноречиво свидетельствовавшем о высоком авторитете картлийского царя и возросшем значении Иберии на политической арене Ближнего Востока.
Вкратце о культуре данной эпохи. Еще в весьма отдаленном прошлом западногрузинские племена установили контакт с греческим миром, о чем свидетельствует хотя бы миф об аргонавтах, сложившийся, как известно, во второй половине II тысячелетия до н.э. С того времени зарождаются первые культурные взаимосвязи между греками и колхидскими племенами. Однако первоначально греческое культурное влияние в Восточном Причерноморье было малозаметным. Несколько усилилось Оно с VI-V вв. до н.э., когда на побережье Колхиды стали селиться греческие купцы. Примерно в то же время в Грузию проникают и элементы восточной, в частности, ахеменидско-персидской культуры, засвидетельствованные и в Восточной Грузии. И в дальнейшем в Грузии постоянно скрещивались западное и восточное культурные влияния. Но ни одно из них не смогло сыграть здесь решающей роли, и греческое, и персидское влияние носило поверхностный характер. Грузинская культура развивалась собственным путем, имея многовековые традиции, восходящие еще к эпохе бронзы.
В эпоху эллинизма греческое влияние усиливается, интенсивно затрагивая уже и Восточную Грузию. Археологический материал из различных регионов Грузии свидетельствует о греческом влиянии в строительном деле, в керамическом и ткацком производстве, во всех областях повседневной жизни, в семейном быту, одежде и т.д. На первый взгляд может даже показаться, что грузинское общество того периода было сильно эллинизировано, но основательный анализ археологического материала показывает, насколько неверен подобный вывод. Эллинизация затронула лишь города, тогда как сельские местности остались почти вне ее влияния. Но и в городах эллинизация носила лишь поверхностный характер; к примеру, при широком использовании в храмовом строительстве греко-эллинистической строительной техники и элементов архитектурного декора, основной компонент строения' его планировка остается сугубо национальной, и следует традициям местного хромового строительства, планировке языческих народных святилищ. Греческое влияние практически не затронуло златокузнечество и ювелирное искусство, продолжающие следовать древним местным традициям. И вообще греко-эллиинистическому влиянию подверглись лишь имущие слои населения - аристократия и богатые горожане, глубоко же в народные слои оно проникнуть не смогло. То же самое можно сказать и о последующей, римской эпохе, когда в результате более тесных политических и экономических взаимосвязей между Римом и грузинскими государствами римско-эллинистичсское влияние значительно усилилось, но и тогда не могло проникнуть в недра народа. Несмотря на восточное и западное влияние, которое испытывала грузинская культура, кардинальный путь ее развития соответствовал древним, многовековым традициям.
В 20-х годах III в. политическая ситуация на Ближнем Востоке резко меняется в результате падения одряхлевшего Парфянского царства и образования на Иранском нагорье новой, более централизованной и могущественной державы Сасанидов. Перехватив инициативу у Рима, Сасанидский Иран постепенно вытесняет римлян из центрального и восточного Закавказья, распространив свое политическое влияние на большую часть Армении, на Иберию и Албанию /Албания - древнее государство к востоку от Иберии, на территории нын. Азербайджанской республики/, в подчинении Рима остается лишь Западная Армения и Колхида. Однако в Колхиде римлянам пришлось пойти на некоторые уступки: растущее недовольство населения Восточного Причерноморья римским провинциальным управлением вынудили императоров предоставить местным этно-политическим образованиям определенную автономию. Так на территории бывшей Колхиды возникли небольшие царства: лазов (Лазика - в центральной части Западной Грузии, по грузинским источникам - Эгриси), апсилов, абазгов и санигов (севернее Лазики-Эгриси, за рекой Эгрисцхали или совр. Гализги). Апсилов и абазгов специалисты считают предками современных абхазов. Именно с этого времени, с начала нашей эры, эти племена впервые упоминаются среди племен, живших на территории Северо-западной Колхиды, в прибрежной полосе исторической Абхазии, хотя не исключено, что они могли проживать в этом регионе и раньше. Что касается санигов, они вне всякого сомнения являются одним из мегрело-чанских племен /в этнониме 'сани-ги" основой несомненно является 'сан", что увязывается с этническим названием 'зан" - одним из наименований мегрело-чанских племен: кстати, этноним 'чаны" (южноколхские племена) по гречески звучит также 'санной", а. сваны именуют мегрелов занами/. По некоторым источникам в этой области проживали также сванские племена, смешанные с колхскими (суанно-колхи). Все это свидетельствует о том, что с первых веков н.э. на территории исторической Абхазии, наряду с абхазо-адыгскими племенами жили и грузинские, в частности мегрело-чанские и сванские племена.
Все названные этно-политические единицы находились в подчинении у Римского государства, но управлялись своими царьками или князьями, пользуясь определенной автономией.
Несмотря на то, что грузинские государственные образования были вынуждены вести постоянную борьбу с иноземными агрессорами - сперва с парфянами, затем с Сасанидским Ираном, - а Западная Грузия оставалась под властью Рима, культурная жизнь здесь продолжала развиваться, о чем свидетельствуют прекрасные памятники местной архитектуры, златокузнечества, производства стекла и т.д.
Весьма примечательно, что в античной Колхиде, к примеру, находились очаги образования международного значения. В III-IV вв. н.э. здесь, в окрестностях г. Фазиса функционировала философско-риторическая школа, в которой, наряду с местной молодежью, получали образование и иноземцы, в частности греки-византийцы. Выпускником этой школы был известный философ IV в. Фемистий, о чем рассказывает он сам, отмечая, что здесь, у Фазиса 'приобщился к своей знаменитой мудрости" и его отец - ритор Евгений.
Значительной вехой в истории Грузии является IV в., когда здесь интенсивно идет процесс становления феодальных отношений. Кроме того христианство распространившееся в Грузии уже с I в., в 30-х годах IV в. оформляется как государственная религия Картли и примерно в то же время - Западной Грузии, т.е. Эгриси. Этот факт имел огромное культурно-идеологическое значение и окончательно предопределил место и роль Грузии в ближневосточном регионе. Победа христианства означала принятие правящими кругами Картли совершенно определенной ориентации на Запад, в частности на политический союз с Римом. Эта ориентация оставалась определяющей для Грузии на протяжении всей ее дальнейшей истории, но в то время ей не суждено было воплотиться в реальность: Картли все более прочно входила в орбиту господства Сасанидов. В течении IV в. и в первой половине V в. Картли была полностью подвластна Ирану. Правил Картли присылаемый шахин-шахом наместник - питиахш; на этот пост вскоре стали назначаться представители местной феодальной знати. Во второй половине V в. Закавказские страны предприняли попытку освободиться от ига Сасанидов. В Картли антииранскую борьбу возглавил царь Вахтанг Горгасали /Горгасали по персидски означает 'Волко-головый" - на шлеме царя было изображение волчьей головы/, который вернул Иберии юго-западные области Восточной Грузии (Тао, Кларджети и др.), ранее отошедшие к Византии, а также западную провинцию Албании - Эрети: очевидно, при Вахтанге влияние Картли распространилось и на восточные провинции Западной Грузии. Как известно, Вахтанг начал строительство Тбилиси, намереваясь перенести сюда столицу Картлийского царства; этот замысел был осуществлен при его сыне и преемнике - Дачи.
Первоначальные успехи в борьбе с Ираном были сведены на нет противодействием эристави /эристави - букв. 'глава народа" (эри - народ, тави - глава): так именовались в Грузии царские сановники, возглавляющие административные области/ - представителей постепенно усиливающейся крупной феодальной знати, стремившихся обрести самостоятельность и укрепиться в тех округах, где они осуществлял и административную власть. Эристави вступили в сговор с иранскими завоевателями. Борьба на два фронта - против Сасанидского Ирана и собственной феодальной знати - завершилась поражением Вахтанга и его гибелью (502), а вскоре, в 523 г., иранский шах упразднил в Картли царскую власть, превратив ее в провинцию Сасанидского государства. Правда в середине VI в. грузинские крупные феодалы, и в первую очередь те же эристави, подняли восстание против Ирана и вынудили шахиншаха пойти на некоторые уступки, но восстановить в Картли царскую власть они так и не смогли: шах лишь смирился с тем, что эристави стали отныне выбирать из своей среды 'эрисмтавара", т.е. главу эриставов, который становится правителем Картли, но долго еще подчиняется шаху Ирана. Первые эрисмтавары принадлежали к феодальному роду Багратиони, и эта должность в дальнейшем закрепилась за представителями этого рода.
С именем Вахтанга Горгасали связано еще одно значительное мероприятие - церковная реформа. Готовя восстание против Ирана, Вахтанг стремился укрепить церковную организацию и сделать ее надежной опорой царской власти. В результате его реформы картлийская церковь приобрела самостоятельность, стала автокефальной (до этого она подчинялась Антиохийскому патриархату), во главе церкви стал католикос, а страна была разделена на двенадцать епископства.
Значительные события происходили в это время и в Западной Грузии. Постепенно усиливается царство лазов в центральной части Колхиды. В течение III-IV вв. цари лазов подчинили себе владения апсилов, абазгов, и санигов, а также высокогорные области Сванети и Рача-Лечхуми, объединив под своей властью всю Западную Грузию. Это объединенное царство в римско-византийских источниках именуется Лазикой, в грузинской же номенклатуре оно известно под названием Эгриси /отсюда название 'мегрели" - 'житель Эгриси"/. Столицей царства был город Цихегоджи, называемый византийцами 'Археополисом", т.е. ,, Древним городом" /развалины этого города сохранились в сел. Накалакеви, близ районного центра Сенаки, где ведутся интенсивные археологические работы/. Лазика продолжала зависеть от Византии, но зависимость эта все более слабела, цари Лазики обретали все большую самостоятельность. Однако в VI в., когда византийский император Юстиниан I (527-565) .начинает военные действия против Ирана и Лазика становится ареной длительной распри между этими великими державами, она утрачивает приобретенную было самостоятельность и жестче подчиняется Византии. Правители Лазики пытались использовать борьбу между Византией и Ираном в своих интересах, но война завершилась 50-летним мирным договором (562) и Западная Грузия оказалась окончательно под властью Византии. А в конце VI в. византийцы упразднили здесь царскую власть, разделили страну на две части - Лазику и Абазгию и включили их в состав империи как свои провинции.
Развитие новых феодальных отношений и, что главное, утверждение в Грузии христианства и его дальнейшее укрепление, отразились на развитии грузинской культуры.
К V в. относятся первые известные нам памятники грузинского письма: это - надписи в грузинском монастыре Свитого Креста в Палестине, в Вифлеемской пустыне (нын. Бир-эль-Кутт), раскопанном итальянским археологом Вирджилио Корбо, а также в Болнисском Сиони к югу от Тбилиси. Возникновение грузинской письменности поныне является спорной проблемой: одни исследователи считают, что она возникла задолго до христианской эпохи, другие же увязывают этот факт с утверждением христианства, хотя не отрицают возможности наличия в Грузии какой-то своеобразной письменной системы еще в дохристианскую эпоху. Надо также помнить, что с эллинистической эпохи в Грузии были в ходу греческий язык и письмо, а также арамейское письмо.
Замечательных, успехов достигла в раннехристианскую эпоху грузинская литература. К V-VI вв. относятся оригинальные агиографические сочинения: 'Мученичество св. Шушаник" Якова Цуртавели (V в.) и 'Мученичество Евстафия из Мцхета" неизвестного автора (VI в.), положившие начало весьма богатой грузинской агиографической литературе последующих веков. Оба произведения характеризует высокий художественный уровень и ряд оригинальных черт, отличающих их (и вообще грузинскую агиографию) от образцов византийской агиографии. Это свидетельствует о сложившейся уже традиции литературного творчества. Кроме того, в данную эпоху засвидетельствована довольно продуктивная переводческая деятельность с греческого и сирийского языков. В IV-V вв. были переведены Библия и ряд сочинений церковных авторов. Так закладывалась основа активной литературной деятельности - как оригинальной, так и переводческой - которая была столь характерна для средневековой Грузии.
Что касается других областей культуры, мы остановимся на основных моментах развития церковного зодчества. Самые ранние памятники церковной архитектуры, возникшие, в основном, на местах древних языческих святилищ, обнаруживают тесную связь с древней местной строительной традицией, не утраченной и в последующие эпохи. С установлением в Грузии христианства, здесь распространяется канонизированный церковью тип богослужебного строения - трехнефная базилика, однако под влиянием местных традиций он получил совершенно оригнальный вид; более того, в VI в. в Грузии возник особый тип бескупольного трехнефного церковного здания, т.н. 'трехцерковная базилика", в которой центральный неф отделяется от боковых не рядом колонн или стол6ов, а сплошной стеной с узкими проходами. В Грузии с самого начала предпочтение отдавалось купольным церковным сооружениям. Уже в VI в. возник здесь своеобразный тип крестово-купольной церкви, где центральный купол опирается не на столбы, как это было в Византии, а на выступы стен, помещения же располагаются вокруг основного крестообразного пространства, и все вместе умещается в квадратный план. Купольный храм, классическим и древнейшим образцом которого является храм Святого Креста ('Джвари") близ Мцхета, получил в Грузии совершенно своеобразное развитие, корни которого следует искать в народной архитектуре древнего жилого дома ('дарбази").
В 30-40-х годах VII в. на международной арене появляется новая сила в лице арабов. К середине того же столетия они подступили к Закавказью и вскоре завоевали его за исключением Западной Грузии. Несмотря на основание в Картли арабского эмирата с центром в Тбилиси и постоянное пребывание здесь арабских военных сил, несмотря на опустошительные походы в Грузию арабских полководцев, арабы так и не смогли покорить все грузинские области - их пребывание в Западной Грузии носило лишь эпизодический характер, не смогли они утвердиться и в окраинных и горных провинциях; их власть фактически распространялась лишь на центральные области Картли. К тому же по всей Грузии назревала антиарабская освободительная борьба.
Жители центральных областей Картли переселяются на окраины, в первую очередь в Западную Грузию, где именно в это время появилось компактное картоязычное население, происходит картизация отдельных областей (Имерети, Гурии, Аджарии, Рачи). Массовый характер принимает переселение жителей из Центральной или Внутренней Картли ("Шида Картли") в юго-западные области Грузии - в Самцхе, Тао, Кларджети, Джавахети и другие области этого региона. Эмиграция населения в окраинные области и Западную Грузию способствовала экономическому усилению последних и их политической консолидации. В результате возникают крупные феодальные объединения - княжества и царства: в 80-х годах VIII в. в восточной части Картли - Кахетинское княжество, а еще восточнее - Эретское царство, включившее в свой состав и западную часть соседней Албании.
В конце VIII в. архонт Абазгии (эристави Абхазии) /Абазгией в это время именовалась территория севернее р. Кодори, населенная как абхазо-адыгскими племенами, предками современных абхазов, так и грузинскими (мегрельскими и сванскими) племенами, такое же значение имел и грузинский термин 'Абхазети", этноним же 'абхази" означал с этого времени население вообще Западной Грузии/, Леон поднял восстание против Византии и объявил себя 'царем абхазов". Леон освободил также Лазику (Эгриси) и создал независимое Эгрис-Абхазское царство со столицей Кутаиси. Несмотря на то, что это политическое объединение официально именовалось Абхазским царством, по сути оно не являлось абхазским государством: подавляющее большинство его населения, политическая направленность его и культура по существу являлись грузинскими. Это было грузинское государственное образование. Позже, в IX в. Абхазское царство отделилось от Византии и в церковном отношении, выйдя из-под юрисдикации Константинопольского патриарха; вскоре западно-грузинская церковь подчинилась Мцхетскому католикосу. Таким образом произошло церковное объединение Западной и Восточной Грузии, что повлекло за собой окончательное утверждение в Абхазском царстве грузинского языка и в церковном богослужении, и в государственно-адмиистративном обиходе и в культурной жизни.
В начале IX в. в Юго-Западной Грузии появляется еще одно самостоятельное феодальное государство - Тао-Кларджстское княжество, основателем которого был эрисмтавари Картли Ашрт Багратиони. Восстав против арабов, Ашот укрылся в своей наследственной области Кларджети вдоль среднего течения р.Чорохи), очистил от арабов соседние провинции Тао, Кола, Артаани, Шавшети и др. и утвердился здесь с помощью византийского императора, получив от него придворный титул 'Куропалата". Тао-Кларджетское княжество именовалось и 'Куропалатством картвелов", а правитель его - 'Куропалатом иберов".
В 1Х-Х1В. все явственнее ощущается необходимость объединения всех грузинских земель в единое государство: этого требовали и социально-экономическое развитие, и постепенно складывающееся культурное единство всех грузинских областей, и борьба с иноземными захватчиками. В процессе борьбы за объединение понемногу выдвигается Тао-Кларджетское княжество, особенно усилившееся при правителе Тао Давиде III. Во второй половине Х в. Давид III расширил пределы своих владений до верховьев р. Аракс, очистил ряд грузинских и армянских земель от арасов, в 979 г, оказал действенную помощь византийским императорам Василию (976-1025) и Константину (976-1028) в подавлении восстания крупного феодала Варды Склира, за что получил от императоров ряд областей вплоть до озера Ван. Именно Давид Куропалат, используя свою силу и авторитет, стал осуществлять объединение грузинских земель в единое государство.
В 975 г. Давид Куропалат поставил своего родственника, усыновленного им Баграта правителем Картли. В 978 г. последний с помощью того же Давида перешел в Западную Грузию, сместил слепого абхазского царя, своего дядю (брата Матери) Феодосия и официально принял титул 'царя абхазов". После смерти Давида III Баграт присоединил к Картли Тао-Кларджгское княжество, принял по наследству титул 'царя картвелов", к 1110 г, осуществил присоединение Кахети и Эрети, тем самым завершив объединение всех грузинских земель в единое государство. Исключение составлял лишь Тбилисский эмират. Первый царь объединенной Грузии Баграт III носил титул 'Царя абхазов, картвелов, эров и кахов. Столицей царства был г. Кутаиси.
Господство арабов, нанесшее грузинскому народу тяжелый урон, не смогло задержать его поступательное движение вперед. Продолжала развиваться не только культура, но и экономика. Благоприятные условия для этого создаются после ослабления арабского ига, обретения свободы отдельными княжествами и царствами и, конечно же, после объединения Грузим. Развиваются все отрасли сельского хозяйства, страна покрывается сетью оросительных каналов, насаждаются интенсивные формы хозяйствования, строятся дороги и мосты, крепнут внутренние связи между отдельными областями, развивается внешняя торговли, возрождаются старые города, возникают новые, где постепенно складывается экономически сильный и политически самостоятельный слой горожан, превратившийся в серьезную опору центральной царской власти. В процессе феодализации формируется и слой свободного мелкого и среднего служилого дворянства - царских азнауров, также служивших опорой царской власти. Борьба за укрепление центральной власти подходила к концу, противодействие крупных феодалов в основном было подавлено. Но в это время международное положение Грузии вновь осложнилось: из Средней Азии на запад двинулись полчища кочевых племен турок-сельджуков, которые в 60-х годах XI в. подошли к границам Закавказья. Византийская империя, потерпев несколько сокрушительных поражений от сельджуков, потеряла почти все свои малоазийские провинции; турки захватили Армению и вторглись в пределы Грузии. Наступило тяжелое для страны время. Турки разорили и сожгли города и крепости, села и монастыри, разграбили целые области. С 1080 г. в Грузии начинается т.н. 'великая туретчина", когда турки, не довольствуясь грабежами и насилием, стали заселять долины Грузии, оседать здесь с семьями и стадами, разрушая оросительную систему, вырубая фруктовые сады и виноградники, превращая цветущие угодья в пастбища. В крупных городах и крепостях стояли турецкие гарнизоны, всюду рыскали их вооруженные отряды, грабя и насилуя; крестьяне оставляли села и бежали в горы, пустели города. Лишь небольшая часть Западной Грузии оказалась огражденной от постоянных набегов и опустошений. Вместе с тем страна обязана была платить ежегодную дань. Положение усугублялось и тем, что в этой кризисной ситуации у власти находился недальновидный и слабохарактерный царь Георгий II (1072-1089). Прогрессивные силы государства вынудили царя отказаться от престола в пользу его 16-летнего сына Давида. Так в 1089 г. пришел к власти Давид IV, величайший политический деятель феодальной Грузии, получивший в народе прозвище 'Строитель" /Грузинское слово 'Агмашенебели" точнее было бы перевести как 'возстроитель" или 'возродитель", но в научной литературе принят вышеназванный термин/.
Юный царь энергично приступает к решению первоочередных задач: возвращение производительного населения на отчие земли, возрождение экономики страны и изгнание турок-сельджуков. Но для решения их необходимо было подавить сопротивление реакционных сил в лице непокорных крупных феодалов. Решительно расправившись с самыми строптивыми из них, Давид IV стал создавать небольшие, но боеспособные подвижные военные отряды из свободных (царских) крестьян и служилых помещиков-азнауров, которые повели планомерную борьбу против бесчинствующих по всей стране турецких банд, постепенно пресекая их действия. Это дало возможность укрывавшимся в горах земледельцам спуститься в долины и приступить к возрождению хозяйства. Умело использовал Давид Строитель и улучшение международной обстановки, связанное с походом крестоносцев (I крестовый поход - 1096-1099 гг.), захвативших ряд сирийских городов и взявших Иерусалим: это значительно ослабило турок и отвлекло их внимание от Закавказья. В 1099 г. Давид прекратил выплату дани, и Грузия фактически избавилась от владычества сельджуков. Теперь можно было приступать к окончательному изгнанию турок, еще владевших крупными городами-крепостями Восточной Грузии и, в первую очередь, Тбилиси. Но для этого требовалось боеспособное войско и дальнейшее упрочение царской власти.
Первоочередной задачей являлось проведение церковной реформы. Церковь была мощной и действенной организацией, пользовавшейся большим влиянием, поэтому Давид нуждался в ее поддержке. В то же время, в период арабского владычества, затем господства турок, в условиях феодальной раздробленности церковь сильно деградировала, высшие церковные должности оказались в руках представителей родовитой знати, зачастую недостойных и коррумпированных; такая церковь являлась опорой для реакционной феодальной верхушки, а не царя. Давид Строитель повел решительное наступление на нездоровые силы в церкви. В 1103 г. он созвал всегрузинский церковный собор, заседания которого проходили в двух соседних епархиях - Руиси и Урбниси (в Восточной Грузии, западнее г. Гори). Решениями Руис-Урбнисского собора были смещены недостойные церковные сановники и на их место избраны поддерживающие царя и прогрессивно настроенные лица: кроме того, было запрещено пользоваться церковным имуществом для личного обо гашения, или в целях, противоречащих интересам государства. Давид IV фактически подчинил церковь государству, поставив ее на службу интересам последнего. Это было ощутимым ударом по реакционной родовитой знати и дало в руки царя мощное идеологическое оружие.
Параллельно Давид Строитель создает постоянное войско из свободных служилых азнауров и царских крестьян, особо заботясь об их качественном вооружении, строгой организованности и военно-тактической выучке, К началу XII в. количество постоянного войска достигало примерно 40 тысяч. Теперь можно было начинать генеральное наступление против турок. Первый удар Давид Строитель нанес туркам в восточных областях Грузии, изгнав их из Кахети и Эрети вместе с местным царем, турецким приспешником, и присоединив эти грузинские земли к своему государству. В ответ на эту акцию турки вторглись с большим войском на территорию Кахети, но в 1105 г. в битве при Эрцухи были наголову разбиты. В течении 1110-1118 годов турки были изгнаны из городов: Самшвилде, Рустави, Гиши, Кабалы и Лоре, Давид IV все ближе подбирался к Тбилиси, занимая узловые пункты на основных путях, ведущих к нему. Уже в то время в стратегических планах Давида вырисовывается одна тенденция: он стремится не только к объединению грузинских земель, но выступает в роли освободителя всего Закавказья и создателя многонационального государства. Гиши и Кабала - города Шарвана (нын. Азербайджан), а Лоре находился в области, населенной в основном армянами.
Тогда же перед Давидом Строителем встал вопрос об увеличении контингента постоянного войска. Внутренние людские ресурсы феодальной страны не дают возможности для действенного наращивания военных сил, поэтому Давид осуществил дальновидное и оригинальное мероприятие: в 1118-1120 гг. в Грузию из северокавказских степей были переселены 40 тысяч половецких (кивчакских) семей, каждая из которых получила земельный участок, обязуясь в свою очередь выделить одного члена семьи для несения постоянной военной службы. Таким образом было создано дополнительное 40-тысячное регулярное войско. Тогда же признал зависимость от Грузии царь Осетии, согласившись на выплату ежегодной дани; это было первое вассальное владение Грузии на северном Кавказе.
Мероприятие по переселению половцев было своевременным, ибо турки, обеспокоенные перспективой потери Закавказья, решили положить конец успехам грузинского царя и по их требованию сельджукский султан Махмуд, сын Мухамеда, объявил Грузии священную войну. Во главе коалиционного турецкого войска султаном был поставлен известный полководец Неджт-ад-дин Ил-Газ (по грузинским источникам - Илгази), прославившийся в битвах против крестоносцев. В походе против Грузии принимали участие и другие заслуженные турецкие военачальники. 12 августа 1121 г. на Дидгорском поле, недалеко от Тбилиси, Давид IV одержал над многократно превосходящими силами коалиционного турецкого войска блестящую, или по словам летописца, 'дивную" победу. После разгрома турецких полчищ Давид Строитель взял Тбилиси (1122), в течении 400 лет находившийся в руках иноземных захватчиков, и перенес сюда столицу объединенного грузинского государства. Через год он освободил г. Дманиси, последний оплот турок в Грузии. В 1124 г. по призыву представителей горожан армянского города Ани, Давид IV освобождает от турок и этот древний город, тем самым отодвинув южную границу Грузинского царства до бассейна р. Аракс. Это было последним успехом Давида IV - 24 января 1125 г. великий грузинский царь скончался.
При преемниках Давида IV, особенно при его внуке Георгие III (1156-1184) пределы Грузинского царства еще больше расширяются: его границы простирались от Никопсии (город между нынешними Сочи и Туапсе) до Дарубанда (нын. Дербент на Каспийском море) и от Осетии до Арагаца в Армении. Многие северокавказские племена стали данниками Грузии.
В эпоху царствования правнучки Давида IV - царицы Тамар (1184-1213) грузинское государство достигло вершины своего политического могущества. Значительно расширилась и сфера его влияния. Грузины не только отразили попытки турецких властителей вновь утвердиться и Закавказье, наголову разбив их коалиционные войска в битвах при Шамкори (1195) и Басиани (1204), но и сами перешли в наступление против мусульманского мира. Грузия стала самой могущественной державой Ближнего Востока. В результате этих побед соседние турецкие государства превратились в вассалов Грузии и платили ей дань. Среди них были Эрзинкский султанат и Арзрумский эмират. Армянские земли вокруг оз. Севан и Араратская долина непосредственно вошли в состав Грузинского царства, а более южные армянские области (государство Шах-Арменов у оз. Ван) стали его данниками. Горцы Северного Кавказа - черкесы, осетины, дзурдзуки-хундзы, лезгины - числились вассалами Грузии, испытывая и сильное культурное ее влияние. Весьма красноречив официальный титул царицы Тамар: '...Тамар Багратиони, божьим велением царица абхазов, картвелов, ранов, кахов и армян, шарванша и шаханша /шарванша, т.е. шах Шарвана, а титул шахан-шахов носили правители армянских земель вокруг оз. Ван/, и всего Востока и Запада повелительница..."
В 1204 г., когда под ударами крестоносцев пала Византийская империя, царица Тамар двинула свои войска к южному побережью Черного моря, заселенному грузинскими племенами чанов, позднее именуемыми лазами. Грузинские военачальники захватили города Трапезунд, Керасунт, Самсун, Синопу и др. и основали самостоятельное Трапезундское царство ('Трапезундскую империю"), во главе которого был поставлен воспитанный при грузинском царском дворе византийский царевич Алексеи Комнен. Так на Юго-восточном побережье Черного моря возникло государство, полностью зависевшее от Грузии и в дальнейшем ставшее своеобразным ее форпостом и западном направлении. В 1210 г. грузинские войска вторглись в Северный Иран, легко захватили города: Мренд, Тебриз, Зенджан, Казвин и обложили их данью. Грузия пользовалась всеобщим признанием и авторитетом и на Западе, о чем свидетельствует хотя бы стремление Папы Римского Гонория III привлечь к участию в очередном крестовом походе сына царицы Тамар - Георгия IV (1213-1222).
Период с XI по XIII в. в истории Грузии принято именовать 'Золотым веком". В Эту эпоху достигает небывалого подъема хозяйственная жизнь страны. Развиваются все отрасли хозяйства - интенсивное земледелие, основанное на искусственном орошении, животноводство, многоотраслевое ремесленное производство. Возрождаются и развиваются старые городские центры, возникают новые города, где постепенно складывается слой горожан, формирующийся в самостоятельную политическую силу, ставшую опорой центральной царской власти. Некоторые города (Тбилиси, Дмамиси, Ани) достигают определенной независимости и самоуправления. В Грузии идет интенсивное строительство крепостей, дворцов, постоялых дворов, караван-сараев, мостов, благоустраиваются дороги. Города становятся центрами не только ремесел, но и интенсивной торговли, как внутренней, так и внешней. Грузия того времени имеет тесные торговые отношении с Аравией, Византией, Ираном, Арменией, Египтом, Китаем, Россией, причем в ее торговых связях значительное место занимает и экспорт.
В единой и экономически сильной стране, естественно, высокого уровне развития достигла и культура - светская и церковная литература, наряду с художественной и научной, развивались стенная живопись и зодчество, искусство чеканки и златокузнечество. Основными центрами искусства и науки, как и прежде, являлись монастыри. Новые и старые монастыри превращаются в сложные комплексы с несколькими церквами, семинариями, трапезными, больницами. Монастырям по-прежнему уделяется большое внимание, как тем, что внутри страны, так и тем, что функционировали за рубежом: в Греции, Болгарии, Сирии, Палестине, на Кипре; все они представляли собой крупные очаги грузинской культуры. В самой Грузии особо выделяется основанный Давидом Строителем Гелатский монастырь, при котором функционировала высшая философско-богословская школа или академия. Она собрала в своих стенах самых выдающихся грузинских теологов, философов, ораторов, переводчиков и филологов, среди которых был величайший мыслитель средневековой Грузии неоплатоник Иоанн Петрици, пользовавшийся известностью и авторитетом и в Византийской империи. Такая же академия была основана и в Икалто, в Кахети.
Общепризнанным очагом культуры стал основанный еще в Х в. грузинский монастырь на Афонской горе - Иверон, где подвизались известные деятели - Иоанн и его сын Евфимый Афонские, Георгий Святогорец и др. В этом монастыре сложилась своеобразная и весьма продуктивная переводческая школа, представители которой создавали и оригинальные церковные трактаты и другие сочинения. Крупным культурно-литературным центром являлся и Петрицонский (ныне Бачковский) монастырь в Болгарии.
В эту эпоху достигает расцвета и грузинская историография. В XI в. создается свод официальных летописей - 'Картлис цховреба" ("Житие Грузии"). До нас дошли и другие памятники исторической мысли эпохи, а также образцы высокоразвитой светской литературы, мировоззренческой основой которой являлся гуманизм, нашедший свое поэтическое выражение в величайшем памятнике грузинской литературы, в поэме Шота Руставели 'Витязь в тигровой шкуре", являвшейся венцом средневековой грузинской культуры, отразивший прогрессивные тенденции, характерные для идей Ренессанса. Созидательная энергия грузинского народа выявилась и в других областях культуры. Роскошные кафедральные соборы царя Баграта III в Кутаиси, Светицховели в Мцхета, Алаверди в Кахети, церкви Самтавро и Самтависи, знаменитый пещерный монастырский комплекс в Вардзиа (Юго-западная Грузия) - являются свидетельством высокого уровня грузинского зодчества и одаренности архитекторов, выработавших свой национальный стиль, проложивших самобытный, оригинальный путь развития грузинской архитектуры. Замечательные чеканные творения златокузнецов Бека и Бешкена Опизари показывают, сколь значителен вклад Грузии в сокровищницу мировой культуры.
Однако 'Золотой век" в истории Грузии продолжался недолго: к началу 40-х годов XIII в., во время царствования дочери Тамар - Царицы Русудан, взошедшей на престол после своею брата Георгия, Грузия была завоевана пришедшими с востока ордами татаро-монголов. Настала пора суровых испытаний; экономика страны приходит в упадок, цветущие города разоряются, монгольская лань и различные поборы тяжким бременем ложатся на плечи народа; особенно трудной была повинность участвовать в непрерывных походах монголов, в которых гибли тысячи воинов-грузин. Страна теряла производительные, здоровые силы. Тяжелы были и политические последствия нашествия: грузинское государство лишилось своих вассальных владений, а к 70-м годам XIII в. единое грузинское государство распалось на три части - на Западную Грузию, не подчинившуюся монголам. Восточную, признавшую свою зависимость от образовавшегося на территории Ирана государства Хулагуидов-Ильханов, и Самцхе (бывшая область Тао-Кларджети или Месхети), правитель которой подчинил свои владения непосредственно монгольскому хану. Завоеватели всемерно способствовали ослаблению центральной царской власти, поддерживая стремление крупных феодалов к независимости, в результате чего началось дробление страны на мелкие полунезависимые княжества.
Однако, не надо думать, что народ смирился с иноземным игом и послушно подставил шею под ярмо. Народ, возглавляемый лучшими своими сынами, боролся. В первые же годы установления монгольского господства предпринимались попытки организации восстаний. В 1259 г. против монголов восстал царь Давид VI Нарин ("Младший", сын Русудан, 1247-1293). Он укрылся в Западной Грузии и до конца своих дней не прекращал борьбы с монголами, которые так и не смогли проникнуть в его владения. Какое-то время вел борьбу с монголами и соправитель Давида Нарина - давид VII Улу ('Старший" - сын Георгия IV, 1247-1270), правда, вскоре подчинившийся им. Сын Давида Улу Деметре II (1270-1289), дабы спасти страну и народ от очередного нашествия монголов, добровольно явился ко двору хана и был там обезглавлен, обвиненный в участии в заговоре против монгольского властелина. Народ прозвал Деметре 'Самопожертвователем", а церковь причислила его к лику святых. Иной путь избрал сын Деметре II - Давид VIII (1293-1311), через несколько лет после воцарения поднявший восстание против монголов и на протяжении почти 20 лет ведущий с ними непримиримую борьбу. Что только не предпринимали монголы: посылали в Грузию карательные войска, пользовались услугами феодалов-предателей, использовали военную силу поселившихся к этому времени в Картли оссетин, особенно активно помогавших монголам и выполнявших роль карателей; монголы беспощадно грабили страну, но ни сломить сопротивление Давида, ни договориться с ним, ни заполучить его так и не смогли. Несмотря на огромные жертвы, в борьбу с поработителями включился весь народ, он поддержал своего царя и в этом крылась причина его неуловимости, в поддержке народа черпал Давид VIII непоколебимую силу.
Борьба Давида VIII совпала с постепенным ослаблением монгольского государства иранских Ильханов. Этим умело воспользовался преемник и младший брат Давида VIII - Георгий V (1314-1346). Отказавшись от подчинения Ильханам, изгнав из Грузии последние войска монголов и их наемников - осетин, Георгий V вскоре вновь объединил всю Грузию, укрепил царскую власть, добился общей стабилизации и возрождения экономики, установил тесные торговые контакты как с восточными, так и с западными странами, в первую очередь с Византией, с италийскими городами-республиками Венецией и Генуей. Необычайно усилилось политическое значение Грузинского царства и его международный авторитет.
При Георгие V Грузия имела тесные политические контакты с Византией, с Трапезундской империей, вновь оказавшейся в сфере влияния грузинского царского двора, а также с Египетским султанатом, с Папой Римским, с италийскими городами. Несколько конкретных фактов:
1. По распоряжению Папы Иоанна XXII, в Тбилиси из г. Смирны был перенесен центр католической миссионерской деятельности на Востоке.
2. Вся политика в Трапезундской империи осуществлялась под диктовку из Тбилиси.
3. Египетский султан вернул грузинам Крестовый монастырь в Иерусалиме и передал грузинским церковникам ключи от могилы Христа.
4. Султан предоставил грузинам ряд привилегий в Иерусалиме: лишь грузинские паломники не платили пошлину и имели исключительное право въезжать в Священный город верхом с развернутыми грузинскими знаменами. Все это засвидетельствовано не только грузинскими, но и иностранными источниками и указывает на политическое значение и высокий международный авторитет грузинского государства при Георгие V, которого народ недаром прозвал 'Блистательным".
Однако Георгий Блистательный не смог полностью возродить Грузию домонгольского периода. Дело в том, что прогрессивные силы, на которые опиралась центральная власть, осуществляя свои преоборазования при Баграте III, Давиде Строителе, Георгие III, значительно ослабли к тому времени, имеются в виду слои горожан, служилое дворянство (свободные азнауры), свободное крестьянство: эти слои частично были уничтожены, частично закрепощены крупными феодалами, которые все более усиливались, присваивали привилегии и власть, превращаясь в фактически независимых правителей. Несмотря на примененные Георгием V жесткие законодательные меры, он не смог пресечь этот процесс и был вынужден смириться с образованием полунезависимых феодальных вотчин - сеньорий или сатавадо /от слова 'тавади" - самостоятельный владетель, князь, глава феодального рода/. Чтобы вернуть страну к былой силе, на естественный путь поступательного развития, необходим был длительный мир, но такового Грузии не было дано.
В 60-70-х годах XIV в. в Средней Азии образовалось тюрко-монгольское государство, во главе которого стал Тамерлан /Тамерлан - так прозвали европейцы и русские Темур-Ленга, т.е. 'Хромого Темура"/. В 1386-1403 гг. Тамерлан 8 раз опустошал Грузию, причем его походы отличались особой жестокостью и планомерным уничтожением всего того, что народ смог возродить после оcвобождения от монгольского ига. Страна лежала в руинах, на месте городов, крепостей, церквей и монастырей дымились развалины, были опустошены целые области, в негодность приведены оросительные каналы, затоплены рудники, вырублены сады и виноградники, села обезлюдели, области интенсивного сельского хозяйства были превращены в пастбища... Соседями Грузии стали тюркские кочевые племена, постоянно вторгавшиеся в ослабленную страну, временами захватывающие ее окраины и разоряющие ее.
Все попытки царей первой половины XV в. возродить страну были тщетны, давали лишь временную передышку. А во второй половине XV в. положение Грузии вновь резко ухудшается. К этому времени турки-османы стали активно захватывать земли Византийской империи и подступили к ее столице - Константинополю. 29 мая 1453 г. город пал под натиском турецких войск, и Византийская империя прекратила свое существование; пало государство, в течении более чем тысячи лет служившее оплотом христианства на Ближнем Востоке и мостом между Европой и Азией.
Падение Константинополя было для Грузии тяжелым ударом - Грузия теряла экономическую связь с торговыми центрами Византии и Италии. Кроме того страна оказалась в окружении агрессивных мусульманских государств; Турецкая или Оттоманская империя, граничащая с ней на юго-западе, утвердила свое господство над всем бассейном Черного моря и перекрыла пути на запад, в Европу. После захвата Турцией Крыма, турецкое влияние и ислам стали распространяться в горных областях Северного Кавказа, таким образом и с севера у Грузии оказались соседи мусульмане. С юго-востока, после нашествий Тамерлана, с Грузией граничили тюркские кочевые племена, объединившиеся с иранскими племенами в различные государственные образования, весьма агрессивные и постоянно воюющие с Грузией, а с начала XVI в. на территории Ирана образовалось единое государство, которое возглавила династия Сефевидов.
Ухудшилось также и внутреннее положение Грузии. Во второй половине XV в., в результате постоянных вражеских нашествий, экономического упадка и феодальных междоусобиц, Грузинское государство стало распадаться, разваливаться и на его территории к концу XV в. образовались три самостоятельных царства - Кахетинское, Картлийское, Имеретинское и княжество - Самцхе. Каждое из этих политических образований дробилось еще на более мелкие феодальные вотчины - сатавадо. Одним словом, наступила эпоха позднефеодальной раздробленности, поступательное развитие страны фактически прекратилось.
Раздробленная, децентрализованная страна с трудом противостояла натиску сильных, агрессивных соседей. Это в первую очередь отразилось на Юго-Западной Грузии: турки постепенно стали захватывать юго-восточное побережье Черного моря - Чанети и Аджарию, а также западные области Самцхе; они ввели здесь свое административное управление, социальные порядки, исламизировали население. К середине XVI в. эти области были по существу утрачены Грузией. Здесь постепенно утверждается мусульманство, быстрыми темпами идет отуречивание населения. В то же время турецкое влияние и ислам проникают и в Абхазию; успехам турок-османов в этом регионе Грузии содействуют междоусобицы крупных феодалов, борьба владетельных князей Гурии и Одиши /Княжество, включавшее в себя Мегрелию и Абхазию/ с царями Имерети.
Подлинным несчастьем для Западной Грузии стала торговля пленными. Турецкие отряды вторгались в Западную Грузию, захватывали в плен молодых парней и девушек, детей, а затем продавали их на невольничьих рынках Турции. Тысячи грузинских юношей пополняли ряды янычар и мамелюков, а девушки - гаремы турецких султанов и пашей. Самым ужасным было то, что в торговле пленными активно участвовали местные феодалы, они продавали в Турцию своих крепостных и похищенных соотечественников. Запреты и призывы церкви, указы и мероприятия имеретинских царей были малоэффективны; процесс этот продолжался и в последующие века.
Иным, но не лучшим было положение в Восточной Грузии. В Кахети царям удается достигнуть определенной стабильности: во-первых, они смогли предотвратить раздробление своего царства на отдельные сеньории-сатавадо и сохранить реальную силу и влияние; во-вторых, лавируя между Ираном и Турцией, они осуществляют умелую и гибкую внешнюю политику. Дело в том, что с начала XVI в. между Ираном и Турцией идет непрекращающаяся борьба за первенство на Ближнем Востоке, и одной из основных арен военных действий становится Грузия. Кахетинские цари лавируют между этими державами, клянутся в верности и султану и шахин-шаху, посылают им в заложники своих сыновей, исправно выплачивая дань обоим. Таким образом им удается в течении всего XVI в. оградить страну от крупных нашествий и, используя мирную ситуацию, добиться экономического возрождения, относительного благосостояние народа. Это удается и питому, что всю тяжесть борьбы с иноземными захватчиками приняла на свои плечи Картли. Расположенное в центральной части Закавказья, Картлийское царство имело особое стратегическое значение: оно граничило и с Имерети, и с Самцхе, и тот, кто владел им, легко мог контролировать ситуацию в этих регионах. Поэтому и Иран, и Турция особенно активно стремились утвердится в Картли. Поскольку Турция имела прочные позиции в Самцхе, а также в Западной Грузии, борьбу за обладание Картли особенно энергично вел Иран, но и Турция не дремала, используя каждый удобный момент для захвата Картли. Поэтому на всем протяжении XVI в. Картлийское царство было вынуждено вести непрерывную героическую борьбу то с Оттоманской империей, то с Сефевидским Ираном.
И тут следует особо упомянуть двух Картлийских царей - Луарсаба I (1527-1556) и его сына Симона I (1556-1600), как бы олицетворявших непокорность и героизм свободолюбивого грузинского народа. Ни огромное численное преимущество вражеских полчищ, ни измены князей, а иногда и собственных братьев, ни гибель воинов и разорение страны, не могли заставить этих героев смириться с иноземными захватчиками. Народ поддерживал своих царей и самоотверженно отстаивал свободу. Интересно, как оценивает средневековый летописец борьбу царя Луарсаба с врагами: 'Не веди царь Луарсаб такой борьбы, быть Грузии ныне сплошь сарацинской. И коли доселе сохранилось имя Грузии, это благодаря мечу его достославному".
Таким образом, весь XVI в. народ Грузии, за исключением кахетинцев, вел тяжелую борьбу с двумя тогдашними великими державами. Наступил XVII в. Казалось хуже того, что было, быть уже не могло, но оказалось, что самое худшее еще впереди. Беды обрушились на Кахети. Дипломатия и политика смирения, проводимая кахетинскими царями, не спасли кахетинцев. Тяжкие испытания выпали на долю и Картли. Первая половина XVII в. - период, когда казалось, ничто уже не в состоянии спасти Грузию, в особенности ее восточные царства, казалось - силы народа на исходе.
Злым гением для Грузии явился властитель Ирана Шах-Аббас I (1587-1629), огнем и мечом прошедший по всей Восточной Грузии и поставивший себе целью уничтожение Картлийского и Кахетинского царств, дабы превратить их в провинции Ирана, а грузинское население истребить или переселить в Иран. Шах-Аббас приступил к планомерному осуществлению этой цели, но даже ему - великому политику и беспошадному поработителю не удалось сломить непокорный дух грузинского народа и заставить его отказаться от борьбы. В этой борьбе видную рол сыграл замечательный полководец Георгий Саакадзе, прозванный народом 'Великий моурави" /моурави - правитель деревни, города, области; Саакадзе был моурави Тбилиси и Цхинвали, а затем практически всей Картли/.
Саакадзе был из неродовитого княжеского рода. Он выдвинулся после 1609 г., когда организовал разгром турецких отрядов, вторгшихся в Картли, и спас царя Луарсаба II (1606-1614) от, казалось бы, неминуемого плена. Георгии Саакадзе лелеял весьма смелые планы, надеясь осуществить их благодаря своей близости к царю. Он хотел усилить царскую власть, резко ограничить права и привилегии княжеских родов, ослабить, а затем искоренить систему 'сатавадо", что должно было в конечном счете привести к объединению разрозненной Грузни. Он надеялся осуществить эти планы путем возрождения и укрепления мелкого и среднего свободного азнаурства (дворян-помещиков), слоя, который должен был стать опорой царской власти. Как видим, планы были благородные и прогрессивные, но и утопичные, им не суждено было осуществиться, ибо в тогдашней Грузии не было объективных социально-экономических и политических условий для возрождения слоя свободных азнауров; к тому же родовитые князья посеяли в сердце царя Луарсаба недоверие к Саакадзе и последнему пришлось бежать в Иран, ко двору IIIах-Аббаса, где достиг высокого положения и стяжал себе славу. Тем временем Шах-Аббас стал проводить в жизнь свои планы по уничтожению восточногрузинских царств. Особые испытания обрушились на Кахети, откуда, как считал шах, исходила главная опасность, ибо цари ее стали тайно, но активно искать союза с Русским государством, допустить же внедрение России в Закавказье шах не мог- В 1614-1617 гг. Кахети была несколько раз подвергнута нашествию иранских войск, полностью разорена, превращена в руины. Более 100 тысяч кахетинцев было уничтожено, около 200 тысяч - угнано в Иран /потомки этих грузин и поныне проживают в иранской провинции Фереидан, сохранив язык. некоторые обычаи и грузинское самосознание/.
Опустевшие деревни заселялись туркменскими кочевниками. Царь Кахети Теймураз (1606-1660) продолжал борьбу, пытаясь создать оборонительный союз грузинских царств под протекторатом России, но его стремления оказались тщетными; несмотря на множество заверений, Россия не оказала Теймуразу реальной помощи. Вскоре участь Кахети разделила и Картли. Картлийский царь Луарсаб II, желая спасти свое царство от бед, выпавших на долю Кахети, явился к Шах-Аббасу, но был пленен, увезен в Иран и там казнен за отказ примять ислам. Войска шаха, предводительствуемые Георгием Саакадзе вступили в Картли. Георгий Саакадзе надеялся с помощью Ирана осуществить свои планы, используя иранские силы для уничтожения реакционного княжества, но увидев, что шах сам поддерживает картлийских тавадов и готовит гибель грузинскому народу, Саакадзе возглавил борьбу против Ирана, пожертвовав даже сыном, который остался заложником при дворе шаха и был обезглавлен там. В 1625 г. на Марткопском поле, близ Тбилиси, Саакадзе разгромил иранские войска, затем очистил от них Картли и Кахети. По инициативе Саакадзе царем объединенного Картлийско-Кахетинского царства стал Теймураз I. Казалось планы Саакадзе начинают осуществляться, но летом того же года иранские войска нанесли грузинам тяжелое поражение на Марабдинском поле (в юго-восточной Картли). Георгий Саакадзе организовывает всенародную партизанскую войну против иранских завоевателей. Именно эта борьба спасла народ от полнего порабощения. Но реакционные силы не дремали: между Теймуразом I и Саакадзе была посеяна вражда, в результате чего последний бежал в Турцию, где был убит в 1629 г.
Шах-Аббас оккупировал Картли и Кахети, но непримиримая борьба народа не позволила реализовать его планы. Преемники шаха были вынуждены пойти на компромисс: отказавшись от идеи упразднения грузинских царств, шахи Ирана довольствовались тем, что сажали на картлийский и кахетинский престолы принявших мусульманство правителей из царского дома Багратиони, которые должны были обеспечивать покорность местных жителей, выплачу дани, участие грузинских военных отрядов в войнах иранцев. Так в Картли с 1632 по 1744 гг. правили исключительно цари-мусульмане. Это способствовало установлению в стране относительного спокойствия и в, какой-то степени подъему экономики.
Сложнее была обстановка в Кахети: народ не желал мириться с правителями, назначаемыми Ираном, не желал уступать свои земли переселяемым сюда тюркским племенам. Теймураз I не прекращал борьбы. Вновь появилась угроза массового истребления населения Кахети, но всенародное восстание вынудило шаха отказаться от своих замыслов.
Здесь остановимся на некоторых аспектах описываемой эпохи, поскольку они имеют значение для правильной оценки грузинской истории. Вспомним некоторые факты: Деметре II, не желая подвергать народ ужасам, которыми сопровождались карательные походы монголов, заведомо зная, что его ожидает в орде, ибо был заподозрен в измене, добровольно явился ко двору хана - принес себя в жертву - и был обезглавлен. Иной, противоположный путь избрал его сын - Давид VIII: он не пожелал жертвовать собой, поднял против монголов восстание и до конца своих дней вел с ними непримиримую борьбу, стоившую народу больших жертв.
Таким образом, налицо два различных пути, два противоположных политических направления: примирительное, самопожертвовательное, если можно так выразиться, направление, которое представляют Деметре II, а позже, в XVII в. - Луарсаб II, а также цари Кахети ХV-ХVI вв., принявшие ислам (ибо это тоже было 'самопожертвованием"). Ко второму, непримиримо-воинственному направлению относятся Давид VIII, в XVI в. - Луарсаб I, Симон I, в XVII в. - Теймураз I и др.
Как же оценивать эти два пути? Первому народ дал свою оценку, причислив Деметре Самопожертвователя и Луарсаба II к лику святых и простив царям-мусульманам их вероотступничество. Но как оценивать второе направление? Цари не желают жертвовать собой, не хотят подчиняться превосходящей силе завоевателей, ведут непримиримую борьбу, а народ гибнет, простых воинов и азнауров убивают на поле битвы, тысячи угоняются в плен... Ответ как-будто напрашивается однозначно отрицательный. Но не спешите выносить свой приговор! Когда из поколения в поколение цари или вожди жертвуют собой во имя спасения народа, покоряются иноземным завоевателям, отдавая им в заложники сыновей, или вступая на путь вероотступничества, народ физически возможно и сохраняется, но духовно деградирует, привыкает к рабству, теряет способность к сопротивлению, веру в свои силы, пассивно ждет очередного спасителя-самопожертвователя. Это намного опаснее, чем физический ущерб!
Поэтому время от времени народ нуждается во встряске, в него необходимо вдохнуть непримиримость, его надо поднять на борьбу с агрессором. Именно это и сохраняет в народе жизненный потенциал, способность к сопротивлению, способность отстаивать свободу, самобытность, независимость, делает его жизнеспособным.
Следовательно, чередование этих двух направлений, умелое использование мирного пути, а в соответствующих условиях - непримиримой борьбы, явилось залогом того, что в необычайно трудных условиях непрерывной, тяжелейшей, многовековой борьбы с иноземными захватчиками грузинский народ выжил, сохранил национальную самобытность. Выжил потому, что в определенные периоды у руля оказывались личности, готовые пожертвовать собой, а в соответствующий момент вожди, способные поднять народ на непримиримую героическую борьбу с врагом. Правильная оценка этих двух путей, двух политических направлений, имеет важное значение при осмыслении конкретных явлений истории Грузии, правильного освещения деятельности отдельных исторических личностей.
Положение в Западной Грузии в XVIII в. продолжало оставаться тяжелым. Усилились междоусобные войны как между владетельными князями, так и между последними и их номинальным сюзереном - имеретинским царем, В XVI в, от княжества Мегрелии отделилось Абхазское княжество во главе с представителями рода Шервашидзе. Первоначально это княжество располагалось севернее г. Цхуми (нын. Сухуми), к началу же XVII в. граница между Абхазией и Мегрелией проходила по р. Келисури. Начинается довольно тяжелая борьба между этими двумя княжествами, обостряемая еще и тем, что с XVI в. в Абхазию проникает этнически родственный абхазам, но культурно-исторически отсталый горский элемент, принесший с собой примитивные общественные отношения и языческие религиозные культы. Наплыв горной стихии вызвал деградацию на территории Абхазии общегрузинской культуры и христианства, к которым абхазы приобщились с древнейших времен, повлек за собой возрождение давно пройденных примитивных общественных отношений и начало отчуждения абхазов от остальной Грузии. В XVII в. борьба между Абхазским и Мегрельским княжествами, между владетельными домами Дадиани и Шервашидзе обострилась, и к концу XVII в. владетели Абхазии присоединили к себе территорию вплоть до р. Ингури. Тогда же часть абхазов переселилась на новоприобретенные земли у Очамчире. В начале XVII в. южная часть расширившегося Абхазского княжества была выделена во владение Мурзакана Шервашидзе, откуда и пошло название этой области, охватывающей примерно современный Гальский район - Самурзакано. Это небольшое княжество с исключительно грузинским населением переходило из рук в руки - то входило в Абхазское княжество, то подчинялось владетелям Мегрелии. Почти полностью грузинским оставался и нынешний Очамчирский район.
Активно борются друг с другом и княжества Мегрелии и Гурии, и все они ведут войну с имеретинским царем. Вновь процветает торговля пленными. В XVII в. и первой половине XVIII в. в Западной Грузии царит полная анархия.
В первой четверти XVIII в. в Восточной Грузии, в первую очередь в Картли, устанавливается относительное спокойствие; благодаря разумной политике царя Вахтанга VI (правитель в 1703-1711, царь в 1716-1724 гг.), страна становится на путь экономического, политического и культурного подъема. Однако вскоре обостряется обстановка на Ближнем Востоке. В политические распри вмешивается Россия: намереваясь захватить владения ослабленного Ирана, Петр I заручается поддержкой Вахтанга VI, в свою очередь стремившегося с помощью России освободиться от иранского ярма. Однако Петр подвел Вахтанга: начавшийся было иранский поход русских войск неожиданно прервался и Вахтанг оказался один на один с Ираном. Возмездие последовало незамедлительно - Картли в очередной раз была разорена. В 1723 г. Картли подверглась нашествию турецких войск. Наступили годы турецкого владычества (до 1735 г.). Вахтанг был вынужден покинуть свое царство. Он отправился в Россию, где надеялся получить военную помощь с тем, чтобы вернуться в Грузию. Но надежда не оправдалась, и Вахтангу не суждено было увидеть родину, в России остались и члены его семьи и многочисленная свита.
В это время в Иране к власти приходит новый правитель - Надир-шах. Восточная Грузия с его помощью освобождается от турецкого господства. Вскоре Надир-шах вынужден пойти на значительные уступки: в 1744 г. он утверждает царем Картли представителя кахетинской ветви Багратиони Теймураза П (1744-1762), а царем Кахети - его сына Ираклия II (1744-1798), причем церемония коронования, впервые после векового правления царей-мусульман, состоялась в соборе Свети-Цховели в Мцхета по христианскому обряду.
Продолжительные междоусобные войны ослабили Иранское государство, распавшееся на отдельные ханства. Этим воспользовались Теймураз и Ираклий и к 50-м годам подчинили своему влиянию Ереванское, Нахичеванское и Ганджийское ханства, ставшие данниками Грузии. Постепенно Картлийское и Кахетинское царства достигли ведущею политического положения в Закавказье. Теймураз и Ираклий смогли положить конец и нашествиям дагестанских феодалов, хотя мелкие разбойничьи набеги и захват пленных продолжались. После смерти Теймураза II в 1762 г. Ираклий провозгласил себя царем Картлийско-Кахетинского царства. Объединение Восточной Грузии способствовало ее дальнейшему укреплению к общему подъему.
Несколько улучшилось и положение Имеретинского царства, где с 1752 г. правил энергичный и дальновидный царь Соломон I. Укрепив авторитет царской власти и нанеся не одно поражение туркам, Соломон I запретил торговлю пленными и значительно повысил благосостояние своих подданных. Попытка Ираклия II и Соломона I использовать во время русско-турецкой войны 1768-1774 гг. силы России для окончательного освобождения от турецкого и иранского господства и отвоевания ранее захваченных грузинских земель, не увенчались успехом из-за изменнических действий русского генерала Тотлебена, посланного в Грузию правительством Екатерины II. Однако, несмотря на это, международно-правовое положение грузинских царств несколько улучшилось.
В Картлийско-Кахетинском царстве Ираклий II энергично и последовательно осуществляет социально-экономические, правовые и культурно-просветительные мероприятия. Чрезвычайные меры принимались для заселения земель, брошенных крестьянами во время господства турок и иранцев; началась добыча серебра, и меди на приисках; задействовали промышленные предприятия - оружейные мастерские, стекольные, пороховые и кирпичные заводы, солеварни, типография, монетный двор, где наряду с крепостными крестьянами работали и наемные рабочие; появились предприятия мануфактурного типа; возникли новые города: Сигнаги, Душети, Ананури; развивается внешняя торговля, в которой значительную роль играют торговые связи с российскими городами, Ираклий II принимает особые меры для привлечения различных специалистов из России и европейских государств, в то же время грузинская молодежь едет учиться за границу. Ираклий всемерно старался вновь вернуть Грузию на европейский путь развития.
Ряд изменений происходит и в социальных отношениях: появляются зажиточные крестьяне - собственники земли, многие из которых стали сами эксплуатировать разорившихся крестьян; крепостные, сами выкупившие себя из плена, по указу царя, становятся свободными; учащаются случаи побегов крепостных от своего феодала, они находили приют у нового землевладельца; так образовалась категория 'хизан" (присельников), практически освободившихся от крепостной зависимости. Все это свидетельствует о начавшемся разложении феодально-крепостнического общества, но с 80-х голов возникают новые внешнеполитические и внутренние осложнения, которые вновь задержали прогрессивное развитие Грузии.
Иран, преодолев раздробленность, временно объединяется. Его правители подстрекают ганджийского и ереванского ханов против Грузии; реакционные феодалы возобновляют политику неповиновения и борьбы с царской властью, устраивая против Ираклия заговоры; вновь активизируются дагестанские отряды. Ясно, что решить все эти наболевшие проблемы собственными силами Картлийско-Кахетинское царство уже не могло. Ираклию II нужен был союзник. Союз с Турцией и Ираном был исключен, ибо сулил грузинскому народу разорение; включение Грузии в политическую орбиту мусульманского Востока означало отказ от традиционного европейского пути развития и грозило вырождением народа. Оставалась единоверная Россия, к тому времени продвинувшая свои владения вплотную к Кавказскому хребту. Оценив создавшуюся ситуацию, Ираклий решил искать покровительства у России. 24 июля 1783 г. в крепости Георгиевске был подписан договор между Россией и Картлийско-Кахетинским царством. Договор этот известен под названием 'Георгиевского покровительственного трактата". 24 января 1784 г. он был ратифицирован Ираклием II.
Согласно Георгиевскому трактату Восточная Грузия входила под покровительство Российской империи, которая гарантировала целостность Картлийско-Кахетинского царства и обязалась способствовать возвращению захваченных врагом исконных земель Юго-западной Грузии. Царь Картлийско-Кахетинского царства признавал верховную власть российского императора, который утверждал царей этого государства; без разрешения императора восточно-грузинские цари не имели права вступать во взаимоотношения с другими государствами. Что самое главное, по условиям трактата, царский престол сохранялся за Ираклием и его потомками, и русское правительство не имело права вмешиваться во внутренние дела грузинских царств.
Однако Турция и Иран не желали отказываться от своих завоевательных планов. Особенно активно выступает против Георгиевского трактата Иран, объединенный к тому времени шахом Ага-Магомет-ханом. В 1795 г. воспользовавшись обострением внешнеполитического положения России шах Ирана вторгается с 35-тысячным войском в Грузию, На Крцанисском поле у стен Тбилиси, несмотря на героическое сопротивление грузин, враг одерживает победу. Поражение Ираклия было обусловлено тем, что большинство князей и эриставов не явились со своими отрядами по призыву царя; достаточно сказать, что на Крцанисском поле не было ни одного из многочисленных сыновей Ираклия, они отсиживались в своих вотчинах.
Тбилиси был разрушен и разграблен, население подверглось беспощадной резне; та же участь постигла и другие города и села. Восточная Грузия вновь была разорена, и Россия не выполнила своих обязательств по защите грузинских царств. Этим воспользовались дагестанские племена, усилившие свои набеги.
Особенно кризисной стала ситуация после кончины в 1798 г. Ираклия II. Его сын и преемник Георгий XII (1798-1800) оказался неспособным управлять страной в таких тяжелых условиях. Разгорелась борьба между отдельными феодальными группировками, поддерживавшими братьев и сыновей Георгия XII в борьбе за престол. Страну опустошали набеги дагестанских отрядов, нависла угроза нового нашествия Ирана. Георгий XII отчаянно призывал Петербург к выполнению условий Георгиевского трактата. Примечательно, что и в это неимоверно тяжелое время Георгий XII ни разу не просит русское правительство о присоединении своего царства к России, всякий раз речь идет о выполнении обязательств, оговоренных Трактатом, т.е. обязательств России всеми средствами, в том числе и военной силой, помогать Грузии в ее борьбе с внешними и с внутренними врагами. Однако условия Георгиевского трактата уже не удовлетворяли русское правительство. Павел I принял решение аннексировать Картлийско-Кахетинское царство, что и было проведено в жизнь после смерти Георгия XII. В январе 1801 г. Павел I подписал манифест, согласно которому, в нарушение Трактата 1783 г., Восточная Грузия окончательно присоединялась к России. Наследник престола царевич Давид был увезен в Петербург. 12 сентября 1801 г. упразднение Картлийско-Кахетинского царства было утверждено манифестом императора Александра I.
В это же время царь Имерети Соломон II (1789-1810) пытался стабилизировать положение в Западной Грузии и подчинить себе Мегрельское, Гурийское, Абхазское и Сванское княжества; вместе с тем он намеревался изгнать турок из прибрежной полосы Грузии и вернуть города: Батуми, Поти и Сухуми. Для осуществления этих планов он старался заручиться поддержкой России, но русское правительство имело свои планы, а именно присоединение к России и Западной Грузии. Несмотря на сопротивление Соломона, Россия постепенно осуществила свои намерения. В 1803 г. признал над собой власть России владетельный князь Мегрелии. В 1810 г. Соломон II был вынужден бежать в Турцию, и в Имерети установилось русское управление. Власть России признали Гурия, Абхазия и Сванетия. Правда Мегрельское, Гурийское, Абхазское и Сванское княжества некоторое время сохраняли определенную автономию, но российское правительство постепенно упразднило эти княжества и их территория вошла в систему губернского управления.
С присоединением Грузии к России прекратилось независимое существование грузинских царств и княжеств, Грузия утратила многовековую государственность, вопреки желанию и воле местных правящих кругов, да и всего народа. Именно это и послужило причиной тех восстаний, что имели место в первой половине XIX в. в различных областях Грузии и носили явно антирусский характер.
С другой стороны, вопреки колониальной политике российского правительства, присоединение к России имело для Грузии объективно и положительное значение: она оказалась огражденной от постоянных вражеских нашествий, в Грузии наступил мир, способствовавший хозяйственному прогрессу и размножению грузинского населения; было наконец-то прорвано окружение, в течении трех столетий изолировавшее Грузию от передового цивилизованного мира, она вернулась на путь европейского развития. В пределах Российской империи Грузия объединилась, практически почти полностью была восстановлена ее территориальная целостность; более того, в течении первого тридцатилетия XIX в. к Грузии присоединились отторгнутые ранее Турцией земли - Черноморское побережье, кроме Аджарии, и области бывшего Самцхийского княжества. Позже, уже в конце 70-х годов, в результате русско-турецкой войны 1877-1878 гг., к владениям России были присоединены Батумская, Карская и Артвинская области; таким образом с Грузией воссоединилась и ее исконная составная часть - Аджария. Объединение грузинских земель способствовало дальнейшей консолидации грузинского народа. Нельзя не отметить, что русская демократическая культура благотворно влияла на развитие грузинской культуры, и через Россию Грузия вновь приобщилась к достижениям европейской культуры, которые были для нее недосягаемы в течении длительного времени.
Но с присоединением к России Грузия оказалась включенной в колониальную систему Российской империи. Усилился гнет трудового народа, новые налоги и повинности тяжким бременем легли на его плечи. Русская администрация с ее незнакомым для народа языком, полным игнорированием местных обычаев и традиций, делала жизнь народа еще более невыносимой. Но самым опасным было планомерное стремление русского правительства русифицировать страну, искоренить грузинский язык, уничтожить грузинскую культуру; это вело народ к вырождению, утрате национальной самобытности, в конечном результате, к полной ассимиляции с русскими. Русификаторская политика различными методами и с различной интенсивностью осуществлялась на всем протяжении аннексии Грузии.
Одним из первых мероприятий в этом направлении было упразднение самостоятельности грузинской церкви, которая всегда являлась оплотом национального единства и независимости грузинского народа. Был ликвидирован престол католикоса-патриарха всея Грузии, а грузинская церковь преобразована в экзархат российского Синода, главу которого назначали из России. Что могло быть более незаконным - церковь, обретшая автокефалию уже в V в., попадала в подчинение церкви, возникшей лишь в конце Х в.?! Из грузинской церкви изгоняются грузинский язык и многовековые грузинские традиции; в Россию вывозились исторические архивы и церковные ценности, со стен храмов соскабливалась грузинская стенная живопись, национальная самобытность которой была объявлена ересью; практически все церкви Грузии были побелены изнутри.
Царизм использовал церковь и в целях колонизации окраинных районов Грузии, противопоставляя грузинам тамошнее негрузинское население - абхазов и осетин. Обещая этим народам введение богослужения на их родном языке, создание для них собственной письменности, русские церковники добивались того, что они отказывались от грузинского богослужения и языка, взамен которого вводилось богослужение не на местном, а на русском языке. В Абхазии царизм достиг определенных успехов в деле русификации местной церкви.
Весьма своеобразную политику осуществляла русская церковь в отношении грузин-мусульман. Казалось бы после присоединения областей бывшего Самцхийского княжества русская церковь должна была способствовать возрождению здесь христианства и грузинского самосознания, но поскольку возвращение грузин-мусульман к христианству, а тем более их обрусение оказалось сопряженным с большими трудностями, русская церковь и администрация предпочли вообще отделаться от этого населения. Они выселяли грузин-мусульман в Турцию, а вместо них заселяли исконно грузинские земли русскими сектантами, армянами и даже курдами. Так искоренялись в Южной Грузии грузинская культура и грузинское самосознание.
Установление в Грузии русского колониального управления оказалось неприемлемым для всех слоев населения Грузии, что нашло выражение в многочисленных заговорах и восстаниях против русского самодержавия. Первый заговор был раскрыт уже в 1802 г. Затем последовало восстание в горных областях Восточной Грузии (1804); в 1812 г. вспыхнуло восстание в Кахети; в 1819-1820 гг. восстали Имерети и Гурия. Наконец в 1832 г. был раскрыт обширный заговор, в котором участвовали представители царской семьи, высшего дворянства, интеллигенции. Следует отметить, что программа и состав заговорщиков не были однородными. Особенно примечательно, что одна часть участников заговора 1832 г. была привержена передовым демократическим идеям эпохи, ставила даже целью установление в Грузии республиканского строя и живо откликалась на развернувшееся в то время в Европе национально-освободительное движение малых народов.
Однако все эти антирусские движении довольно легко подавляются. Грузия прочно входила в систему Российской империи, как одна из ее составных частей. Здесь происходили те же социальные, экономические и политические процессы, что и во всей империи. Колониальный гнет все более усиливался, продолжалась политика русификации; не принесли породу облегчения и крестьянская реформа 1861 г. (отмена крепостного права) и другие буржуазные реформы.
Однако в Грузии нашлись силы, способные противостоять реакционной колонизаторской политике русского царизма, они смогли разбудить в народе дремлющее национальное самосознание, сплотить его и спасти от вырождения. Еще в 40-50-х годах XIX в. прогрессивные деятели Димитрий Кипиани и епископ Габриэл подняли голос против русификаторской политики, осуществляемой администрацией и церковью; они как бы подготовили почву для бурной и плодотворной деятельности блестящей плеяды, возглавившей после 60-х годов общественно-политическое движение в Грузии. Это были т.н. 'Тергдалеули" (букв. 'Испившие воды Терека"). Название это было дано группе молодежи, получившей образование в России. Возглавил движение замечательный писатель и общественный деятель, признанный вождь и духовный отец народа Илия Чавчавадзе (1837-1907). Трудно назвать в общественной и культурной жизни Грузин второй половины XIX в. и начала XX в. какое-либо начинание, которое бы не возглавлял или в котором активно не участвовал И.Чавчавадзе. К группе лидеров 'Тергдалеули" принадлежали блестящий поэт и ближайший соратник И.Чавчавадзе Акакий Церетели, публицист и общественный деятель европейского масштаба Нико Николадзе, публицисты Сергей Месхи и Георгий Церетели, основоположник грузинской педагогики Яков Гогебашвили и др. Приобщившиеся к революционно-демократическим идеям России, продолжая традиции грузинского патриотического движения, 'Тергдалеули" явились подлинными просветителями своего народа, борцами против социального и национального угнетения. Своей первоочередной задачей они ставили сплочение всех слоев народа в борьбе за свободу и национальную независимость. Вместе с тем деятельность И.Чавчавадзе и его соратников была направлена на возрождение и дальнейшее развитие грузинской культуры, в первую очередь, литературы. Предметом особой заботы становится распространение грамотности среди грузин, укрепление позиций грузинского языка, развитие грузинской публицистики, театра, историографии, выявление, охрана и изучение памятников древности- 'Тергдалеули" возродили национальное самосознание, спасли народ от вырождения. В 80-х годах на арене общественной жизни появляются новые талантливые деятели в лице замечательного поэта и мыслителя Важа Пшавела, писателя Александра Казбеги, известного переводчика и общественного деятеля Ивана Мачабели и др. Они достойно продолжали дело грузинских шестидесятников; к ним со временем присоединились представители нового поколения, идеалом которых являлась свободная отчизна.
Вместе с тем, с 70-х годов XIX в, в Грузии возникают и другие общественные и политические течения. Так, большой популярностью пользуется народничество, а с 90-х годов сюда проникает марксизм, и создаются первые марксистские кружки. Грузинские марксисты не поддерживали национально-освободительное движение, выдвигая на первый план противоречия между рабочим классом и капиталистами, т.е. социальную борьбу.
Являясь составной частью Российской империи, Грузия жила той же жизнью, что и остальная Россия, В 1905-1907 гг. и здесь наблюдаются революционные выступления рабочих и крестьян; и здесь после 1907 г. наступает период реакции. Однако, нельзя не отметить, что в Грузии оставались сильны традиции 'Тергдалеули", идеи национальной свободы, что весьма препятствовало широкому распространению марксистской идеологии и популярности социал-демократических идей. Этим и объясняется, что грузинские социал-демократы вели наиболее активную идеологическую борьбу именно против приверженцев И.Чавчавадзе. 30 августа 1907 г. Илья Чавчавадзе, истинный вождь и защитник народа, был убит. Имеются весьма веские основания подозревать в организации убийства И.Чавчавадзе социал-демократические организации. Но убить национально-освободительные идеалы в грузинском обществе им не удалось, они продолжали преобладать особенно среди интеллигенции. Вместе с тем нельзя отрицать, что тяжелое экономическое положение трудового народа, особенно ухудшившееся в годы первой мировой войны, реакционная политика царизма, способствовали постепенному укреплению позиций грузинских социал-демократов, в частности их меньшевистского крыла. Ко времени падения царского режима в России, наиболее популярной, организованной силой в Грузии была социал-демократическая (меньшевистская) партия.
В феврале 1917 г. в России, как известно, произошла буржуазно-демократическая революция, свергшая царский режим, установившая демократическую республику, во главе которой стало Временное правительство. Грузия на этом этапе оставалась в составе России и признавала Временное правительство. В Учредительное собрание были избраны и депутаты из Закавказья. Кое в чем однако Грузия предприняла независимые шаги. В первую очередь, воспользовавшись Февральской революцией, грузинская церковь уже в марте 1917 г. объявила восстановление своей автокефалии, а в сентябре избрала католикоса-патриарха всея Грузии Кириона (Садзаглишвили). Это был первый смелый шаг к национальному суверенитету.
Временное правительство России, конечно же, не ставило реально вопрос о предоставлении нерусским народам бывшей империи государственной независимости. В правительстве и в Советах по-прежнему господствовал дух великодержавного шовинизма. Вопрос о национальном самоопределении не стоял на повестке дня и у социал-демократической партии Грузии, которая после Февральской революции заняла ведущее положение в органах управления. На этом этапе к социал-демократам примкнула и социал-федералистская партия, поддерживающая политическую автономию Грузии в составе Российского государства. Единственной политической силой, выступавшей за полную независимость Грузии, была группа последователей И.Чавчавадзе, сразу же после Февральской революции оформившаяся в национально-демократическую партию и выдвинувшая бескомпромиссную .программу борьбы за национальный суверенитет.
26 октября (7 ноября) 1917 г. в России произошел большевистский переворот и установилась Советская власть. Ведущие политические партии Закавказья не признали эту революцию и объявленную в России новую власть и в ноябре 1917 г. образовали местное управление - Закавказский комиссариат, В январе 1918 г. депутаты Учредительного собрания из Закавказья создали высший законодательный орган Закавказской федерации - Закавказский Сейм. И комиссариат, и Сейм были объявлены кавказским комитетом большевистской партии контрреволюционными органами. Комитет признал народы Закавказья к борьбе за Советскую власть. Закавказская федерация оказалась весьма недолговечной: слишком различны были экономические, политические и национально-культурные интересы входивших в нее трех республик - Грузии, Азербайджана и Армении.
Еще я ноябре 1917 г. по инициативе Грузинского дворянского собрания образовался интерпартийный Национальный Совет, в которые вошли представители всех политических партий, кроме большевиков. Национальный совет взял на себя внутреннее управление страной и явился еще одним значительным шагом на пути к независимости Грузии.
3 марта 1918 г. в г. Брест-Литовске был подписан мирный договор между Советской Россией и Германией. По одному из пунктов этого договора к союзнице Германии - Турции переходили Ардаганский, Карский округа и Аджария с Батуми. Так бесцеремонно распоряжалась Россия исконными грузинскими землями. Над Грузией нависла опасность турецкой оккупации. И как раз в это время большевистские организации Грузии устроили восстание осетин, проживающих в горных ущельях Внутренней Картли. Руководство Грузии обратилось за помощью к Германии, которая взяла на себя роль посредника и заставила Турцию согласиться на возврат захваченных ею областей, но реально это осуществилось значительно позже. Вскоре был подавлен и мятеж осетин.
В то же время обострение взаимоотношений с Турцией породило резкие противоречия в Закавказском Сейме, и 26 мая 1918 г. было объявлено о его роспуске. В тот же день роль руководителя государства взял на себя Национальный Совет, объявивший независимость Грузии. Таким образом, 26 мая 1918 г. Грузия стала полноправной независимой демократической республикой. Была восстановлена утраченная 117 лет назад грузинская государственность.
После объявления независимости Грузии Национальный Совет становится законодательным государственным органом. Создается коалиционное правительство, в которое входят различные политические партии. Ведущей политической силой в то время продолжала оставаться социал-демократическая партия меньшевиков, имевшая большинство мест в правительстве. В марте 1919 г. Национальный Совет заменило Учредительное собрание.
Учредительное собрание приступило к осуществлению ряда политических и национальных преобразований, но их проведение в жизнь тормозилось необычайно тяжелым финансово-экономическим и внешнеполитическим положением. Экономика страны была полностью разрушена, деньги стремительно обесценивались, промышленность практически бездействовала. Ни одна страна (кроме далекой Аргентины) не признала независимость Грузии, в процессе формирования находилась армия, конфликт с Турцией не был разрешен. В декабре 1918 г. произошло столкновение с Арменией из-за спорной области Борчало; в 1918-20 гг. большевики несколько раз устраивали восстание осетин в горных областях Шида Картли.
Тяжелое экономическое положение создавало благоприятные условия для большевистской агитации; лидеры большевиков и в Москве (Ленин, Сталин) и на Кавказе (С.Орджоникидзе, С.Киров, Ф.Махарадзе и др.), сгущая краски, твердили об ужасном положении трудящихся Грузии, о том, что их жестоко эксплуатирует и притесняет контрреволюционное меньшевистское правительство, что они нуждаются в помощи. Создавалась ложная картина всеобщего недовольства, постоянных восстаний трудового народа.
Между тем положение в Грузии постепенно стабилизировалось, прекратились восстания, так или иначе были урегулированы конфликты с Турцией и Арменией, большевикам не удавалось спровоцировать народ на восстание, они смогли организовать лишь мятежи осетин, незначительные беспорядки в Тбилиси. Советская России, оказавшись в тяжелом положении из-за войны с Польшей и похода генерала Врангеля, решила на этом этапе сохранить с Грузией мирные отношения, и 7 мая 1920 г. был подписан договор, согласно которому Россия признала независимость и суверенитет Грузинской Демократической Республики. К тому времени сравнительно улучшилось и международное положение Грузии. Ее признали де-факто Англия, Франция, Италия и Япония; хотя следует сказать, что Лига Наций не приняла Грузию в свои члены.
Значительные сдвиги происходят в культурной жизни страны: искореняются последствия русификаторской политики царизма, усиливаются национальные элементы и тенденции в народном образовании, науке, литературе и искусстве. Осуществлялись важные мероприятия по расширению, организационному укреплению и качественной перестройке народного образования в республике: к 1920 г. более чем вдвое увеличивается количество школ и учащихся, создаются новые программы, учебники и пособия на грузинском языке, причем в этом деле активную рол играют виднейшие ученые.
Наиболее значительным явлением в культурной жизни Грузии было основание национального университета. Великий патриот и замечательный ученый, основоположник новой грузинской историографии Иван Джавахишвили еще в 900-х годах начал борьбу за создание Грузинского университета, но царская Россия противилась этому и не давала своего согласия. В свободной Грузии мечта И.Джанахищвили и его сподвижников осуществилась; 26 января 1918 г. состоялось открытие Тбилисского университета. За короткое время университет стал ведущим очагом грузинской науки. Дело в том, что многие видные ученые грузины подвизались в то время в различных учебных и научных учреждениях России, имели там кафедры, лаборатории, но, узнав об основании грузинского университета, подавляющее их большинство не раздумывая переехала на родину и продолжило свою плодотворную деятельность во вновь основанном национальном университете. Этим объясняется, что уже в первые годы его существования здесь стали оформляться национальные научные школы, получившие вскоре широкое признание.
Уже в мае 1917 г. была основана Тбилисская консерватория; в октябре того же года создан Союз писателей Грузии. Плодотворно работают в это время грузинские писатели: Галактион Табидзе, Тициан Табидзе, Паоло Яшвили, Симон Чиковани, Михаил Джавахишвили, Константинэ Гамсахурдия и др. В том же 1917 году была основана Грузинская театральная студия, а в 1920-21 гг. открылся театр им. Руставели; в 1919 г. в оперном театре осуществилась постановка первых грузинских опер: 'Сказания о Шота Руставели" Д.Аракишвили и 'Абесалом и Этери" З.Палиашвили. Новыми молодыми силами пополнились ряды грузинских художников, среди которых в эти годы выделяются: Л.Гудиашвили, Д.Какабадзе, Е.Ахвледиани и др. Одним словом, национальная независимость, свобода, выявили силы и возможности, таившиеся в народе. Именно в эти годы вновь расцветает многовековая грузинская культура, утверждается ее самобытность и силы, которые не смогли подавить и уничтожить годы последующих гонений и тяжелых испытаний.
Свободная Грузия постепенно крепнет, набирает силы, казалось, все идет к тому, что чаяния грузинского народа непременно сбудутся, но враждебные силы не дремлют и вскоре подступают к границам Грузии. В апреле 1920 г. была установлена Советская власть в Азербайджане, а в ноябре тот же года - в Армении. В Закавказье независимой оставалась лишь Грузия. С.Орджоникидзе, С.Киров и др. лидеры грузинских большевиков все настойчивее требуют от Москвы разрешения на ввод частей Красной армии в Грузию. К началу 1921 г. силы Антанты были разбиты, гражданская война в России закончилась; это развязало руки Советской России, к тому же кемалистское правительство Турции, нуждавшееся в помощи России, способствовало ее утверждению в Закавказье.
Одним словом, все условия для советизации Грузии были налицо; недоставало одного - желания самого народа. Последний готов был идти на любые лишения, лишь бы сохранить независимость. Большевикам так и не удалось поднять на восстание трудящихся Грузии. Тогда они стали вести работу с русскими колонистами в южной области Грузии, в Лорийском, смежном с Арменией районе, на который последняя претендовала, подбивая на мятеж местное армянское население, обещая ему присоединение к Армении. Именно русское население сел Воронцовки, Приводного и Покровского, а также армян из некоторых здешних сел удалось большевикам подстрекнуть на мятеж в феврале 1921 г. При этом они распространили информацию, что якобы восстало население Грузии и Красная армия вступает сюда для помощи восставшим. Части Красной армии вступили в Грузию из Армении 11 февраля, 15 февраля границу с Азербайджаном пересекла 11-ая Красная армия; одновременно части Советских вооруженных сил вторглись в Грузию из Северного Кавказа, через Дарьяльское ущелье и Мамисонский перевал, а также со стороны Сочи. Войска Грузинской республики и многочисленные добровольцы, вставшие на 1 защиту Родины, самоотверженно бились с врагом, но силы были неравными. 25 февраля 1921 г. части Красной Армии вступили в Тбилиси, 18 марта сопротивление было сломлено. Правительство Грузии и часть членов Учредительного Собрания отбыли в эмиграцию.
Таким образом правительство Российской Советской Федеративной Республики односторонне нарушило договор 7 мая 1920 г. и осуществило оккупацию Демократической Республики Грузия. Грузия потеряла национальный суверенитет, вторично была завоевана Россией.
Восстания против Советской власти' имевшие место в 1921-22 тт. в Сванети, Кахети и Хевсурети, носили стихийный характер и легко подавлялись. Более организованным и массовым было выступление в августе 1924 г., но и оно не имело успеха. С восставшими и сочувствующими им расправились с необычайной жестокостью. После этого открытых выступлений против Советской власти не было. В Грузии, как и во всем Советском Союзе, установилась диктатура, подавляющая всякое инакомыслие и народ Грузии вынужден был подчиниться. Он прошел через испытания тяжелых лет индустриализации и коллективизации, жестоко пострадал от сталинских репрессий 1936-1938 гг., за победу в войне против фашистской Германии заплатил жизнью более 300 тысяч своих сыновей. Но скрытно, подспудно, борьба за независимость никогда не прекращалась, грузинский народ внутренне никогда не мирился с утратой свободы и с возникновением благоприятных условий возобновил борьбу за независимость, возобновил открыто- Эта борьба приняла характер широкого национально-освободительного движения и привела к победе свободолюбивых, патриотических сил. В ноябре 1990 г., после проведения многопартийных выборов в Верховный Совет, Грузия была объявлена независимой, суверенной республикой. В истории Грузии началась новая эпоха.




 
Submitter.ru - Free promoting Rambler's Top100